За шандоры обещают «оторвать голову»

Татьяна ТРУБАЧЕВА / 13 мая 2011 года, № 17 (247)
За выступление и статьи о закрытых шандорах, которые могли спровоцировать катастрофическое наводнение в Уральске, бывший механик Геннадий Фадеев и собкор «Голоса республики» Алла Злобина подвергаются давлению. Под прессинг попала даже 17 летняя дочь журналистки Дарья.

Шандорная история не оставила равнодушным, кажется, ни один государственный орган Уральска. На прошлой неделе к дому пенсионера Фадеева, который поднял шандорную тему, поочередно подъезжали машины с «чинами», в том числе из департамента КНБ по ЗКО, акимата области, ГКП «Западводхоз» (в ведении предприятия находится Чаганский гидроузел).

«Я понятия не имею, откуда они узнали и мой адрес, и телефон», – удивляется Геннадий Парфентьевич. Пенсионеру советовали или просто «закрыть тему», или отказаться от своих слов. В противном случае ему и журналистке Злобиной, которая опубликовала его мнение по поводу причин наводнения в Уральске, «просто оторвут голову».

– Со мной беседовали и «чекисты», – рассказал 70 летний Геннадий Фадеев. – Предлагали отказаться от своих слов, выступить против Злобиной, пугали судом. Говорили: зачем, мол, ты связался с этой журналисткой, обливали корреспондента грязью. Но я им сказал: «От своих слов не откажусь и против журналиста выступать не буду!» Меня не запугаешь – не тот возраст.

В это же время наш собкор по Западно-Казахстанской области Алла Злобина была вынуждена обратиться в прокуратуру Уральска по факту звонка, который она расценивает как угрозу. Перед майскими праздниками в 6 утра на домашний телефон журналистки позвонил мужчина и попросил позвать Аллу. Нашего собкора шокировало то, что звонивший «прокрутил» запись разговора ее 17 летней дочери по домашнему телефону.

Журналистка просила прокуроров выяснить, с какого телефона поступил звонок, кто и каким образом записал голос девушки. В прокуратуре Уральска вчера дали ответ: выяснение подобных случаев – не в компетенции прокуратуры, а неприкосновенностью частной жизнью должен заниматься департамент внутренних дел. В прокуратуре также сообщили: выяснить, с какого номера поступил звонок, можно с санкции прокурора, а она выдается только после возбуждения уголовного дела. «Но вряд ли там заведут уголовное дело только по одному такому звонку. Так «закрыли» вопрос в прокуратуре», – рассказала наша коллега.

Следом начались непонятные истории в школе, где учится дочь собкора Дарья. «В те дни, когда начали наезжать на Фадеева, с Дашей провели «беседу», начали спрашивать, почему у нее пропуски. Она сказала, что у нее справка от врача. Ей ответили: «Если инвалид, лечись дома». Все было на повышенных тонах», – рассказала со слов дочери о происшедшем Алла.

Дашу довели до истерики – она отказалась ходить в школу. Алла Злобина написала заявление в отдел образования по поводу происшедшего. Официальной реакции на заявление от педагогического начальства пока не было никакой. Зато учителя стали призывать одноклассниц Даши устроить девушке бойкот. Благо, что из девочек никто не поддался уговорам наставников.

Судя по всему, шандорную тему в Уральске пытаются побыстрее закрыть, и те, кому это выгодно, не гнушаются ничем. Весьма симптоматично в этом свете выглядит молчание уральской прокуратуры, куда местные журналисты обратились с вопросом: намерен ли надзорный орган устанавливать причины наводнения в ЗКО?